«Мой половик даже у Куйвашева есть»: ткачиха из Верхотурья наладила ковровый бизнес

Нет комментариев 39 Просмотров

Пенсионерка показала свои работы и поделилась секретами мастерства.

Этот деревянный дом от многих других в Верхотурье отличает его убранство. На полу расстелены половики. На них даже наступать не хочется в обуви. Хозяйка смущённо говорит, что так и должна выглядеть русская изба.

Пенсионерка Нина Батракова может с утра до ночи сидеть у станка и ткать половики. Ещё она вяжет ковры, вышивает рушники, делает оригами и даже освоила технику валяния.

– У меня целый чемодан вышивки. Вот скатёрка, вот рушник, – не без гордости рассказывает Нина Сергеевна. – Вот прихватки я сшила перед годом Петуха, а это подушку для дивана сделала. Маленькие валеночки сваляла, а большие пока не пробовала. Только осваиваю эту технику. Не могу без работы сидеть. Хотя и зрение уже подводит, и давление скачет. Мозоли с пальцев никогда не сходят.

Ткать Нина Сергеевна, по её словам, мечтала с детства. Ещё маленькой девочкой подглядела, как соседка за печкой ткёт за станком. Это зрелище её поразило, но тогда, в 10 лет, она так и не решилась расспросить обо всех секретах.

– Мы жили в Верхотурье всей семьёй, отец погиб… А тогда как в деревнях было: своего нет – просишь у соседей, потом отдаёшь. Так я попала к соседке. Я приходила к ней и всё хотела посмотреть, как она мастерит. Но всё стеснялась, а она не особо и хотела рассказывать. Потом я всё-таки что-то для себя подглядела, – говорит Нина Сергеевна.

Но о своём станке тогда маленькая Нина могла только мечтать. В 20 лет она вышла замуж, и здесь подвернулся случай: соседи продавали настоящий ручной ткацкий станок. Сегодня такие агрегаты разве что в музее увидишь или в деревнях, но и там их осталось не так много.

– Всегда хотела сама ткать. И тут у наших знакомых умерла мать, а станок после неё остался. Это я к тому времени уже замуж вышла. В общем, купила его. А Клементий Иванович, который продавал, нехороший дед был, – смеётся Нина Сергеевна. – Станок-то отдал, а самое основное – берда и нитенки – себе оставил. Господи, что делать-то? Нитенки мне показали, я сама связала. А берда как?

Бердо – это один из основных рабочих органов ткацкого станка. Без него ткать было невозможно и купить негде. Мастерица посмотрела, как выглядит деталь, и решила сделать самостоятельно.

– Напилила вот такие колышки из берёзы. И дала себе срок за месяц сделать берда. Их нужно было сделать 300 штук зубчиков. И вот прихожу с работы и строгаю каждый вечер, чтобы гладенькие были. А берёза колется. Раз – и опять сломается, – вспоминает пенсионерка. – Каждый день в итоге по 10 зубчиков делала – и справилась.

Рубрика: Экономика

Ответить

Ваш имейл не будет опубликован. Необходимо заполнить поля (необходимо)